Этим детям нужна помощь!

Необходима помощь

Программа "Больничные дети"

23.05.2016

Фото 3.jpgТребуется: помочь детям, оставшимся без попечения родителей в больнице, обеспечив их заботой нянь, средствами гигиены и пр. необходимым.       

Ежемесячные затраты:  189 000 рублей 

ПОМОГИТЕ ОТКАЗНИКАМ, сделав благотворительное пожертвование прямо тут, с банковской карты или любым другим удобным для вас способом. С каждым пожертвованием вы дарите частичку тепла и заботы этим малышам:   100 р. = 1 час;      2 400 р. = 1 сутки заботы о малыше. 

Когда маленький ребенок попадает в больницу на лечение, обследование или операцию, вместе с ним всегда лежит мама, папа или бабушка. Но есть такие малыши, которые попадают в больницу совершенно одни – дети, по той или иной причине оставшиеся без родителей. Именно этим детям призвана помочь программа «Больничные дети». 

Откуда берутся в больнице «ничьи» малыши? 

Причины, по которым малыш попадает в больницу без родителей, бывают разными, но  среди них можно выделить две основные группы: 

CMxEy22tGeg.jpg

 Первая группа – так называемые дети без определенного социального статуса, которых часто называют еще "отказники". Это дети, родители которых официально отказались от их воспитания, дети, которых забрали из неблагополучных семей, а также маленькие «подкидыши» и «найденыши». 

Дальнейшая судьба этих детей может сложиться по-разному. Возможно, малышу будет присвоен статус сироты, и он будет определен в Дом ребенка, откуда, в свою очередь, сможет попасть в приемную семью. А может быть, его родители сумеют доказать органам опеки свою родительскую состоятельность и ребенок вернется в кровную семью. 

В любом случае, пока ситуация разрешается, ребенок оказывается в «подвешенном состоянии». Он разлучен с родителями, но государство тоже пока не несет за  него ответственность. В это время органы опеки  должны разобраться в ситуации и решить все юридические вопросы, а медики - провести полное обследование ребенка. И малыша на это время помещают в больницу. Для «отказников» не предусматривается финансирование из госбюджета. Все, что им положено – стандартный набор – больничная койка и питание в столовой. Специального персонала для ухода за «отказниками» не выделяется, а у постовых медсестер и санитарок попросту не хватает времени на то, чтобы быть рядом. Так и получается, что совсем маленькие дети оказываются запертыми в больничной палате один на один со своим горем. 

Что происходит с малышом, разлученным с мамой и помещенным в больничную палату, что он чувствует? 

Во-первых, резко меняется окружающая среда – из привычного домашнего пространства, где была мама (какая бы мама ни была, малыш привязан к ней), он попадает в белую больничную палату, в белую кроватку, похожую на клетку, испытывает полное одиночество и неопределенность. Какие-то незнакомые люди, звуки. Рядом нет человека, на которого можно опереться, который объяснил бы, что произошло. Малышу становится страшно.

Во-вторых, он начинает сначала скучать по маме, а потом, чтобы не было так больно, разрушает в себе привязанность к маме, запускается процесс депривации. Вынужденную разлуку ребенок воспринимает почти как смерть своих родителей. Традиционные представления о том, что дети «маленькие, ничего не понимают», что «им все равно» и «они быстро все забудут» - ошибочны. Дети точно так же, как и взрослые, чувствуют боль утраты близких отношений, но у них гораздо меньше возможностей защищаться, по сути – только один: ребенок старается не думать о том, что с ними случилось, запрещает себе чувствовать.
В третьих,
резко снижается двигательная активность и объем впечатлений – в больнице нельзя бегать, шумно играть, гулять, даже выходить из палаты, нет любимых игрушек.  Достаточное количество внешних впечатлений – важнейшее условие для нормального развития ребенка в младенческом и раннем возрасте. Конечно, больничные дети начинают резко отставать в развитии.  

K_aA9wom-iE.jpg

 Вторая группа – «дети-сироты» – это воспитанники Дома ребенка, или Детских домов, которые поступают в больницу на обследование, лечение или операцию. Ни Дом ребенка, ни больница не имеют возможности предоставить ухаживающий персонал для каждого такого ребенка. И снова малыш остается один на один со своей болью, со своей болезнью, страхом. В таких условиях выздоровление идет медленно и не всегда успешно. 

Чем мы можем помочь этим детям?  

Самое главное, что нужно малышам, оказавшимся в больнице без родителейсвой взрослый рядом. Человек, который накормит и поиграет, поможет там, где малышу трудно и успокоит, если ему страшно. Именно таким человеком становится для этих малышей няня Фонда «Наши Дети». Наши нянечки помогают детям преодолеть боль разлуки с мамой, выхаживают детей-сирот перенесших операции. Рядом с этими сильными и добрыми женщинами малышам уже не так больно и не страшно. 

Кроме этого, мы обеспечиваем наших подопечных всем необходимым: питанием, средствами гигиены, игрушками, иногда – одеждой и лекарственными препаратами. 

Мы стараемся сделать все возможное для того, чтобы эти дети не чувствовали себя брошенными, чтобы они могли полноценно развиваться, выздоравливать, расти. Чтобы, невзирая на случившуюся беду, у них оставался шанс на достойное будущее. 

И это возможно благодаря тому, что наших малышей поддерживают сотни неравнодушных людей, благотворителей и волонтеров. Программа существует исключительно за счет благотворительной поддержки простых людей и организаций, которые, в свою очередь, тоже состоят из простых людей. Спасибо вам, наши дорогие волшебники, за это маленькое чудо! 

С каждым пожертвованием вы дарите частичку тепла и заботы этим малышам:   100 р. = 1 час;      2 400 р. = 1 сутки заботы о малыше. 

Помочь можно, сделав благотворительное пожертвование прямо тут, с банковской карты или любым другим удобным для вас способом. 

 

Рассказать друзьям

Новости

25.03.2016
Фото 1.jpgОчень часто ко мне обращаются с одним и тем же вопросом – можно ли прийти в палату отказничков и посидеть с ними? Пишут в основном женщины, которым хочется поделиться своим душевным теплом с малышами, потерявшими родителей, подарить им частичку себя.
Мне очень близка и понятна позиция этих женщин. В 2012 году я пришла в фонд именно как волонтер, работающий в палатах отказников. Тогда еще не было нянечек, работали только волонтеры. Мы по очереди дежурили в палатах. Каждая из нас приходила по два-три раза в неделю. Мы кормили детей, мыли, играли с ними, старались как могли. Но все равно оставалось ощущение недоделанности, ощущение, что помогаешь скорее самой себе, а не малышам.

Самым тяжелым был момент прощания с детьми. Несколько часов мы провели вместе и вот мне пора идти домой, а малышам - спать, но они отказываются ложиться, начинают плакать. Можно спеть десять колыбельных, никто все равно не заснет. Они знают, что я собираюсь уйти. Они это проходили, их уже бросали. Я ухожу, но чувствую себя предателем. Я знаю, что не смогу прийти завтра. И, положа руку на сердце, я не могу поклясться в том, что после моего ухода малышам не станет еще хуже, чем раньше.

С 2013 года в палатах отказников работают только профессиональные няни, которые специально обучаются тому, как помочь ребенку преодолеть травму разрыва с мамой. Главная беда, общая для всех отказничков - неудовлетворенность базовой потребности в близком, «своем» взрослом.

Об этой потребности очень понятно и хорошо говорит известная психолог Людмила Петрановская:
«Человеческий детеныш рождается очень незрелым, совсем не готовым к самостоятельности. Он довольно долго нуждается в заботе взрослого. Поэтому у родителей включается соответствующая программа. Благодаря ей мы так радуемся улыбке младенца и совсем не можем выносить его плач. Для ребенка эта эмоциональная связь вообще жизненно важна. Его программа недвусмысленно говорит: если у тебя нет своего взрослого, ты обречен. Именно поэтому ребенок испытывает ужас, не чувствуя в мире своего взрослого. Не страх, не тоску, а смертный ужас. Даже психику взрослого человека ужас смерти серьезно меняет, а тут ребенок. И длится это состояние месяцами.»
 

Фото 2.jpgВ пирамиде потребностей человека безопасность находится в самом основании, на втором месте после голода и жажды. Если она не удовлетворена, ребенку не помогут самые красивые игрушки, самая вкусная еда. Клоуны с воздушными шариками и другие добрые веселые люди, приходящие время от времени, тоже не помогут. Самое главное, в чем нуждается ребенок, оставшийся без мамы, это взрослый человек, в котором малыш уверен, на которого он может положиться. Именно таким человеком и становится для маленького отказничка постоянная няня.
Ни один волонтер, даже самый альтруистичный, не сможет посвящать детям по 12 часов в день несколько раз в неделю. Няня, конечно, тоже уходит ночевать домой. Но утром она вернется. Дети привыкают к такому порядку вещей и чувствуют себя спокойно.

 А еще для чувства защищенности малышам нужны привычный распорядок и понятные правила. Эти правила тоже устанавливает няня. Няня учит малыша пользоваться ложкой, горшком, разговаривать, рисовать, играть. Это совсем не так просто, как может показаться, ведь отказнички, попадающие к нам в палату – особенные маленькие человечки. Часто это дети из очень неблагополучных семей. Я помню рыжих близняшек-найденышей, которых привезли к нам в палату с вокзала. Запах табака, застрявший у них в волосах, не уходил целый месяц, хотя мыли девчонок регулярно. Они были похожи на маленьких диких зверят – не разговаривали, не умели держать ложку и предпочитали горшку угол за шторкой.
Часто в палату попадают дети с врожденными патологиями, серьезными поражениями нервной системы, мозга. Регулярно через палату проходят малыши, которым в наследство достались страшные диагнозы, такие как ВИЧ. К каждому из этих детей нужен индивидуальный, умелый и последовательный подход, с каждым у няни складываются уникальные взаимоотношения.

Фото 3.jpgЭто самые значимые причины того, почему в палатах отказников работают няни, а не волонтеры. Я верю в то, что вы, друзья фонда, сотрудничаете с нами потому, что хотите по-настоящему помогать детям. Когда вы слышите, что у кого-то случилась беда, первый и закономерный порыв – побежать, помочь, спасти. Но нужно не просто «причинить добро», а сделать это так, чтобы помощь была по-настоящему полезной, эффективной. И как бы нам ни хотелось обнять и обогреть каждого отказничка лично, малышу нужно не это – малышу нужен постоянный, надежный и умелый человек рядом – няня.

В марте нам принесли огромное количество игрушек, подгузников и питания для отказничков. Благодаря вашей поддержке наш склад заполнен под завязку.
Теперь нужно, чтобы у малышей всегда был рядом кто-то, кто сможет подать бутылочку, поменять подгузник и поиграть. Затраты на нянечек в этом месяце большие – кроме палат отказников мы обеспечивали и обеспечиваем круглосуточное сопровождение для трех детей-сирот, поступивших на операции.

Вы можете помочь программе «Больничные дети», сделав перевод на программу с вашей банковской карты или любым другим удобным для вас способом.

Спасибо вам!

15.02.2016
Фото 1 к новости про Настю.JPGНастю привезли в палату в четверг вечером. Софья Юльевна, дежурная няня, рассказала мне по телефону совсем немного. Привезла милиция. Примерный возраст - года два с половиной. Смышленая, шустрая, все время норовит убежать из палаты, забегает в другие. В палате ей тесно.

- Это ребенок, воспитанный соседями, - с ходу определяет Софья Юльевна. - Я таких еще со времен работы в «Скорой помощи» знаю. Такие умеют и поесть себе найти сами, и постоять за себя - рано взрослеют.
На следующий день прихожу знакомиться. Настя маленькая, тоненькая, глаза большие, вид независимый. Имя свое называть не хочет.

- Тебя Настя зовут?
- Неть!
- отрезает она и отворачивает от меня свой вострый носик. Ушла, села за стол.
- А меня просили тебе куклу принести, вот… Нужна?

Достаю куклу. Косит на меня одним глазом, еще с полминутки думает, потом поворачивается и кивает. Итак, ее Величество соблаговолили принять от меня подарок и стали ко мне чуточку благосклонней.

Когда я ухожу, Настя вдруг подбегает ко мне и спрашивает:
- А я? – девочке непонятно, почему ее не выпускают из палаты и не ведут домой.
- Тебе нужно пока остаться здесь, с Софьей Юльевной. – объясняю я. Настя соглашается, возвращается к нянечке.

Чуть позже в этот день стало понятно, что наша независимая Настя очень боится остаться одна без взрослого даже на минутку. Вечером она изо всех сил, до последнего, боролась со сном, чтобы не отпустить няню от себя.
Я снова пришла в больницу через день. В палату привезли новых жильцов – полуторагодовалых близнецов. Теперь детей в палате пятеро. Но прямо сейчас здесь очень тихо, потому что все спят. Как нянечке удалось уложить спать в тихий час пятерых разновозрастных детей - для меня тайна, почти волшебство.

- Настя температурит у нас, – рассказывает Флюра Фанильевна, сегодняшняя няня. – А вообще это чертенок, а не ребенок! - Это она весело говорит, смеется. - Яна по возрасту ведь такая же была, а по характеру – совсем другая, прямо ангел. Попросит карандаши, сядет и рисует. А потом показывает: «Смотри, хорошо я нарисовала?»

Яна – девочка, которую родители забрали домой на прошлой неделе, мы писали про нее. Флюра Фанильевна немножко скучает по Яне. Но долго скучать у нее не получится – малыши начали просыпаться. И сразу же каждый требует свою долю внимания, причем довольно громко.
Просыпается и Настя, но не поднимается, тихонечко лежит в своей кроватке. Я подхожу. Девочка смотрит на меня, узнает, даже слабо улыбается. Но глаза у нее на мокром месте. Мы сажаем Настю за стол, она ест пюре с котлетой - покорно, без энтузиазма.

- Совсем не такая, как вчера, огонек в глазах потух, - грустно констатирует Флюра Фанильевна.
Да, такое ощущение, что она даже ростом стала поменьше, вся как-то сжалась, не угадать уже в ней давешней гордячки. После обеда сама залезла ко мне на колени. Сидит молча, в глазах слезы.

Фото 2 к новости про Настю.JPGГоре настоящее, нешуточное, недетское. Я понимаю, в чем дело – уже столько дней прошло, а мама все не приходит. Потерялась где-то. Раньше мама, может быть, и уходила, но всегда возвращалась, а теперь ее нет и нет.
Остаться без мамы и взрослому человеку тяжело, а для маленького ребенка мама – это почти весь мир, связь с этим миром, опора. Без этой опоры совсем непонятно, как жить, и очень страшно.

Я и сама не знаю, где теперь Настина мама. Никто из нас не знает. И я не знаю, как помочь, просто сижу и проживаю вместе с этой маленькой девочкой кусочек ее горя, такого огромного и страшного, что на фоне него все наши страдания по поводу колебаний курса доллара или собственного веса кажутся абсолютно ничтожными.

Через пару дней Настя почти выздоровела. Она привыкла к жизни в палате и даже помогает нянечкам ухаживать за маленькими – подает бутылочки, соски, игрушки. Собирает мозаику, рисует, играет в куклу. Признала всех нянечек, как своих. Она снова начала понемногу смеяться.
Но Софья Юльевна рассказывает, что в общей столовой Настеньке очень грустно – она смотрит на других детей, и с каждым рядом – мама…

Эта история совсем не веселая. Мы до сих пор не знаем, где Настина мама, и не знаем, как решится, как повернется дальше ее судьба. Но только представьте себе, что было бы, если бы этот страшный период своей жизни девочка проживала одна. Если бы в палате не было никого, кто мог бы поддержать, утешить, не было бы наших нянь.
Маму, конечно, никто не может заменить. Но мы все-таки можем помочь. Можем дать маленькому человеку почувствовать, что он не один, что есть люди, которые любят его и будут заботиться о нем. А значит этот мир не такой уж страшный.

И это возможно благодаря усилиям сотен добрых людей – тех, кто жертвует средства на программу «Больничные дети» и поддерживает труд нянечек в палатах у детей-отказников.

Спасибо вам!


Чтобы поддержать программу «Больничные дети», достаточно сделать любое перечисление с вашей банковской карты  или любым другим удобным для вас способом. Все перечисленные вами средства пойдут на оплату труда нянь и покупку лекарств, питания и других необходимых малышам вещей.

Добрый волшебник – в каждом из нас!

30.01.2016
h1Jn01L1DUc.jpgХочу рассказать вам про Алешу, мальчика из Дома ребенка. Сегодня его кладут на операцию, и вот уже второй час они с воспитательницей Айгуль проходят осмотр у узких специалистов.
- На цыганенка похож! – смеются люди в очереди. Действительно, волос у Алешки черен и курчав, глаза-угольки глядят из-под челки пытливо и весело.
- Глаза умные у парня, - говорю я.
- Да, но все равно задержку психоречевого развития ставят, - отвечает Айгуль. - Скоро уже четыре, а не говорит почти.
- Четыре? - Изумляются мамочки в очереди, очень уж наш «цыганенок» ростом мал.
Судя по всему, Леша чувствует себя в больничном коридоре прекрасно: с любопытством смотрит по сторонам, строит глазки чужим мамам и бабушкам.
- Ему интересно тут, - смеется Айгуль, - они вообще куда угодно готовы со мной ехать. Собираюсь куда-нибудь, спрашиваю: «Кто со мной?». - Все кричат: «Я!». Лишь бы на машине покататься. Но с Лешкой просто – он спокойный.
Вскоре спокойному Леше становится скучно, а его игрушки лежат в машине – забыли забрать. Лёша виснет на перилах, наваливается на двери кабинетов. Надо что-то делать. Судорожно роюсь в сумке и в ворохе бумаг нахожу коробочку «желудь» от бахил и малюсенький валенок.
Следующий час мы с Алешкой поглощены игрой. Валенку нужен дом, и прозрачный желудь отлично подходит для этой цели. Правда, валенку там тесновато, входит и выходит он со скрипом, и Леша каждый раз весело смеется.

Перед кабинетом ЭКГ очередь из одного папы с ребенком. Детей из Дома ребенка должны пропускать вне очереди, но папа начинает шуметь.
- У вас один ребенок, а у меня – сто сорок, я не могу с каждым в очереди сидеть, - отрезает Айгуль и проходит в кабинет.
У Айгуль такая работа – она возит детей по больницам и поликлиникам, и в Доме ребенка ее называют «курьер». Сегодня детей двое – кроме Алеши есть еще один малыш, с которым надо попасть к паре врачей. Поэтому вместе с Айгуль детей сопровождает пожилая нянечка. Женщины похожи – у обеих добрые и немного грустные глаза. Мальчишки льнут к ним, видно, что доверяют.

К двум часам, наконец, все специалисты пройдены, и нас направляют в отделение, в котором будет лежать Алеша. Но тут новая загвоздка – некому определить парня в палату – весь персонал на каком-то собрании. Наконец-то с Лешки сняли теплые штаны и маску, и он предстал передо мной во всей красе – в белых колготках и бордовых шортах. Ему бы еще галстук бабочку, и хоть сейчас на сцену – такой он красавец! В игровой комнате отделения строит башню из здоровенных поролоновых кубиков.

В Доме ребенка Алеша с 11 месяцев. Задержку развития ему поставили в два года, полтора года назад. Сейчас он выглядит как вполне обычный и развитой парень, только на год моложе своего реального возраста.
- А много у вас таких, кому не ставят диагноз ЗПР? – спрашиваю я у Айгуль.
- Единицы, - отвечает она и смотрит в окно.
Мы обе знаем, что Лешина задержка развития – это результат пережитой психологической травмы - разрыва с мамой, депривации, отсутствия близкого взрослого. И нет в Доме ребенка детей, не переживших эту травму…

Наконец определена палата и койка, Айгуль уехала, а я встречаю нашу нянечку Гульнарию. Она проведет с Лешей несколько ближайших дней, будет заботиться о нем так, как это делала бы мама или бабушка.
Мне пора уходить. Уголки рта у Алешки ползут вниз. Дети-сироты привязываются к людям очень быстро, я это знаю, только привыкнуть к этому невозможно. Каждый раз трудно уходить. К счастью, есть Гульнария, она умело отвлекает Лешку игрой и подмигивает мне – убегай быстро и незаметно.

На следующий день Алешку прооперировали. К вечеру начались сильные боли, всю ночь няня убаюкивала его, носила на руках. Это было вчера. Сегодня Леше уже гораздо легче, в начале следующей недели его выпишут.

Лежать в больнице - всегда большое испытание для маленького человека. Малыша нельзя оставлять один на один с этой бедой. Ребенку больно и страшно. Ему очень нужен «свой» взрослый, на которого он сможет опереться.
Вот для этого и работают наши нянечки в палатах у малышей-отказников в 17-й больнице и в других палатах городских больниц, где лежат дети-сироты. Благодаря этим сильным и добрым женщинам дети чувствуют себя спокойней и выздоравливают гораздо быстрее.
Давайте все вместе пожелаем Алеше скорейшего выздоровления!

Вы можете принять участие в судьбе Алешки и других малышей, оставшихся без родителей, сделать так, чтобы дети не оставались один на один с белыми больничными стенами.
Для этого нужно сделать перечисление на программу «Больничные дети» с вашей банковской карты или другим, удобным для вас способом. Все перечисленные вами средства пойдут на оплату труда нянечек и покупку лекарств, питания и других необходимых малышам вещей.


Добрый волшебник – в каждом из нас!


Новости 21 - 23 из 23
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец

Возврат к списку

Перечислено за сентябрь 110 503 руб.  (50%)

Необходимо: 220 000 р.
Собрано: 110 503 р. (50%)